Отче наш

Лишь немногие из людей пытаются осознать, чего они, собственно, хотят, когда произносят молитву "Отче наш". Еще меньше таких, которые действительно знают, в чем истинный смысл фраз, которые они при этом без запинки произносят. Декламация - это, пожалуй, единственно правильное название процесса, который человек именует в этом случае молитвой.

Тот, кто подвергнет себя беспристрастной самооценке, должен сознаться в этом, ибо в противном случае он лишь докажет, что всю свою жизнь ведет себя так же ... легкомысленно и не способен и никогда не был способен глубоко мыслить. На земле вполне достаточно таких, которые считают себя самих вполне серьезными, однако другими при всем их желании серьезными считаться никак не могут.

Как раз начало этой молитвы уже с давних пор воспринимается неверно; хотя и по-разному. Люди, которые пытаются серьезно подходить к этой молитве, т.е. с известной долей осознанной доброй воли, уже при произнесении первых ее слов начинают испытывать определенное чувство душевного успокоения, беспечности! И это ощущение продолжает главенствовать в них еще несколько мгновений после окончания молитвы.

Это говорит о следующем: во-первых, что молящийся смог сохранить серьезность при произнесении лишь первых слов, которые и вызвали в нем это чувство; и - во-вторых, что именно пробуждение этого чувства доказывает, как далек он от понимания того, что говорит!

В этом явно проявляется его неспособность сохранить глубокомыслие или - даже - его поверхностность; ибо, в противном случае, при произнесении последующих слов, если они правильно восприняты им, в молящемся должно было возникнуть иное чувство, соответствующее иному содержанию этих слов.

Следовательно, его ощущения продолжают оставаться теми же, что пробудили в нем лишь первые слова. А если бы он правильно понял смысл и истинное значение этих слов, они должны были вызвать у него совершенно иное чувство, отличное от ощущения уютной беспечности.

Самонадеянные же люди усматривают в слове "Отче" еще одно подтверждение того, что они происходят непосредственно от Бога, и что тем самым при правильном развитии в итоге сами станут божественными, и уже и сейчас безусловно несут в себе нечто божественное. И так много существует еще среди людей заблуждений, касающихся смысла этой фразы.

Большинство, однако, считает эту фразу просто вступлением к молитве, обращением. Здесь им меньше всего нужно думать. И - соответственно - бездумно произносят они эти слова, хотя именно в Обращение к Богу молящийся и должен был бы вложить весь пыл, на который только способна человеческая душа.

Но не это сказано первой фразой, и не должно было быть сказано ею; выбирая слова, Сын Божий вложил в них одновременно и объяснение, т.е. указание на то, в каком состоянии человеческая душа должна приступать к молитве, как смеет и должна она предстать перед своим Господом, если хочет, чтобы молитва ее была услышана. Он ясно говорит о том, какими качествами должна она обладать в этот момент, насколько чистыми должны быть ее ощущения, когда она желает возложить свою мольбу к ступеням Престола Господня.

Вся молитва делится таким образом на три части. Первая ее часть - это полная самоотдача, предание себя душой своему Господу. Образно говоря, душа распахивается перед Ним; до того, как приступить к просьбе, она раньше доказывает свою способность к изъявлению чистых желаний.

Этим Сын Божий хочет пояснить, на каком ощущении должно быть основано сближение с Богом; Поэтому, как великая торжественная клятва, звучат начальные слова - "Отче наш, иже еси на небеси!"

Поймите, что молитва не равнозначна просьбе! Иначе не существовало бы благодарственной молитвы, в которой не содержится никакой просьбы. Молиться не значит просить. Уже в этом отношении смысл молитвы "Отче наш" был искажен вследствие порочного обыкновения человека никогда не прибегать к Богу, если он при этом не ждет или даже не требует от него чего-либо, ибо в ожидании уже заключено требование. И, фактически, молясь, человек всегда чего-то ждет, этого он отрицать не может. Пусть даже, говоря в общих чертах, это будет лишь смутная надежда заполучить когда-то в будущем место в небесах.

Человеку неведома ликующая благодарность Господу, проявляемая в радостном наслаждении данным ему сознательным бытием и в желаемом и по праву ожидаемом Богом соучастии в Великом Творении во благо его окружения! Он даже не представляет себе, что именно в этом и только в этом таится его истинное благо, его продвижение, его воспарение.

Но ведь на такой желаемой Богом основе и зиждется в действительности молитва "Отче наш". Иначе ее и не мог преподать Сын Божий, который желал одного лишь блага для людей, заключающегося в правильном почитании Господней Воли и в исполнении Ее!

Преподанная им молитва меньше всего является таким образом молитвой-прошением, а напротив - великим всеобъемлющим торжественным обещанием человека, который припадает при этом к Стопам своего Господа! Эту молитву дал некогда Иисус своим ученикам, которые готовы были в то время жить в чистом поклонении Господу, своею жизнью в Творении служить Богу и служением этим чтить Его Святую Волю.

Человек должен был бы хорошо и основательно взвесить, смеет ли вообще использовать эту молитву и произносить ее; он должен серьезно проверить себя, не пытается ли он, прибегая к этой молитве, обмануть, быть может, своего Бога!

Вступительные фразы достаточно ясно призывают каждого проверить себя, на самом ли деле он таков, как говорит! Смеет ли таким, без фальши, предстать пред Престолом Господним!

Если же первые три фразы молитвы будут прочувствованы вами, то они приведут вас к ступеням Престола Господня!

Если они проникли в душу, они являются дорогой, ведущей Туда! Иного пути Туда нет! А этот приведет наверняка! Но если слова этих фраз не проникли в душу, ни одна из ваших просьб Туда не дойдет!

Когда вы отваживаетесь произнести: "Отче наш иже еси на небеси!" - это должно быть покорным и тем не менее радостным восклицанием.

В этом восклицании заложено ваше искреннее заверение: "Я вручаю Тебе, о Господи, всю отцовскую власть надо мной, перед которой, как дитя, преклоняю колена! Тем самым признаю я также Премудрость Твою, во всем, что несет с собой Твое Решение, и молю Тебя распорядиться мною так, как надлежит отцу распоряжаться своими детьми! Здесь есмь я, Господи, дабы слушать Тебя и, как дитя, повиноваться Тебе!"

Вторая фраза: "Да святится Имя Твое!"

Она есть уверение молящейся души в том, насколько серьезна она во всем, с чем осмеливается обратиться к Богу, и как каждое слово и помышление прочувствованы ею, и что не посмеет она легкомысленно всуе помянуть Имя Господа! Ибо Имя Господа слишком свято для нее!

Вдумайтесь же, молящиеся, в то, что́ вы при этом торжественно обещаете! Если желаете быть совершенно честны пред собой, то обязаны признать, что доныне этим обещанием, вы, о люди, чуть ли не лгали пред Лицом Господа; ибо никогда не были столь серьезны в своей молитве, как это - как условие - предусмотрено в этих словах Сына Божьего!

Третья фраза: "Да приидет Царствие Твое!" также не является просьбой, а лишь еще одним обетом. Заверением человеческой души привести к тому, чтобы при ее посредстве на Земле стало так, как это есть в Царствии Божьем. Отсюда и последнее слово этой фразы: "Да приидет Царствие Твое!". Оно означает, что мы, люди, хотим того, чтобы Совершенное Твое Царство распространилось досюда! Нами должна быть подготовлена почва для того, чтобы все жило только по Твоей Святой Воле, то есть чтобы полностью воплощались Твои Законы Творения и чтобы на земле все вершилось так, как в Твоем Духовном Царстве, Царстве, где пребывают созревшие и свободные от всякой вины и бремени духи, которые живут лишь служением Воле Божьей, ибо только при непременном исполнении Этой Воли и возникает таящееся в ней совершенство Добра! Слово это является, таким образом, заверением желания сделать так, чтобы посредством души человеческой и Земля стала Царством Исполнения Божьей Воли!

Это заверение еще сильнее подкрепляется следующей фразой: "Да сбудется Воля Твоя на Земле и в Небесах!"

Это не только провозглашение готовности целиком и полностью предать себя Божьей Воле; здесь заключено также обещание споспешествовать исполнению Этой Воли, стремиться со всей страстью к Ее признанию. Ведь это стремление должно предшествовать преданию себя человеком Божьей Воле; ибо до тех пор, пока человеком правильно не понято Божье Веление, он не в состоянии сообразовывать с ним свои чувства, помышления, речи и деяния!

Каким же преступным, неслыханным легкомыслием со стороны каждого человека является теперь вновь и вновь обращаться к Богу с такими заверениями, если в действительности его совершенно не заботит то, каким именно является Божье Веление, прочно заложенное в Творении. Осмеливаясь произносить молитву, человек лжет каждым ее словом! Этим самым предстает он лицемером пред своим Господом! Добавляет к своим прежним проступкам новые и при этом еще считает себя достойным сожаления, когда - под их бременем - он неизбежно эфирно-вещественно погибнет в Потустороннем Мире.

Только тогда, когда душой - как предварительное условие - действительно исполнено заключенное в этих фразах, смеет она продолжать:

"Хлеб наш насущный даждь нам днесь!"

Это означает не что иное, как: "Если я исполнил то, в чем заверял, ниспошли Твое Благословение моим земным деяниям, дабы в заботах о моих грубо-вещественных нуждах у меня всегда оставалось время жить по Твоей Воле!"

"И отпусти нам долги наши, яко мы отпускаем должникам нашим!" В этом заложено осознание неподкупного, справедливого взаимодействия духовных законов, преподносящих Волю Господню! Одновременно это также заверение в полной преданности; ибо просьба об отпущении, то есть о снятии вины, основывается, по условию, на предшествующем прощении человеческой душой всех несправедливостей, которые причинены ей ближними.

Но тот, кто на это способен, кто уже простил своим ближним все, сам настолько внутренне очищен, что преднамеренно не свершит никогда несправедливости. Это уже освобождает его от всякой вины перед Богом; ибо Там считается неправедным лишь то, что совершено злонамеренно. Только тогда оно неправедно. В этом и состоит большое отличие от действующих ныне человеческих законов и существующих земных представлений.

Поэтому в основу и этой фразы заложено обещание, даваемое своему Господу каждой стремящейся к Свету душой, ее заявление об истинном стремлении исполнить Его Волю; погружением в молитву и самопознанием душа надеется обрести силу для этого Исполнения, силу, которая при правильном установлении и будет ей дана, согласно Законам Взаимодействия.

"И не введи нас во искушение!"

Человек ошибается, когда понимает под этими словами, что Бог вводит его во искушение. Бог никого не искушает! В этом случае мы имеем дело с неточным изложением, в котором по недомыслию использовано слово "Искушение". Правильно было бы заменить его такими словами и понятиями, как: "заблуждение, отклонение", то есть "сбиться с пути", "неверные поиски на Пути к Свету".

Это равносильно, что: "Не попусти нас стать на ложный путь, не попусти нас искать ложно, не попусти нас испытывать время! Попусту растрачивать, расточать его! Напротив, если нужно, силою удержи нас от этого, даже если для этого потребуется причинить нам боль и страдания!"

Именно в этом смысле должен понимать человек эту фразу, тем более, что в следующей за этими словами, прямо относящейся к ним части этой фразы, буквально сказано: "Но убереги нас ото зла!" Это "Но" достаточно ясно указывает на связь обеих частей фразы. Смысл этих слов равнозначен следующим: "Допусти нас распознать зло любою для нас ценою, даже ценою страданий. С помощью Твоих Взаимодействий сделай нас способными на это при любой беде". В распознавании и заложено спасение тех, кто обладает для этого доброй волей!

На этом завершается вторая часть разговора с Богом. Третья часть является заключением: "Ибо извечны Царствие Твое, Могущество Твое и Великолепие! Аминь!"

Как ликующее осознание защищенности во Всемогуществе Господнем при исполнении всего, что душа - как заверение - возложила к Его Стопам.

Эта данная Сыном Божьим Молитва, состоит таким образом из двух частей. Введение о самосближении и Разговор. Напоследок Лютером было сюда добавлена ликующая вера в помощь по всем содержащимся в разговоре аспектам, в сообщение силы для исполнения всего обещанного душой Богу. И исполнение этого должно тогда вознести душу в Царство Божье, Обитель Вечной Радости и Света!

Так Отче Наш, если он действительно прочувствован, становится опорой и посохом для Воспарения в Царство Духовное!

Человек не должен забывать, что в молитве он должен, собственно, лишь черпать силу, дабы самому быть в состоянии претворить то, о чем он молит! Так должен он молиться! И таков был смысл молитвы, которую дал своим ученикам Сын Божий!

Поделитесь ссылкой, друзья:)

В Свете Истины. Послание Грааля

В Свете Истины. Послание Грааля

МЫ В КОНТАКТЕ:

Тайны Мироздания ВКонтакте. В Свете Истины